?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Большое интервью настоящего специалиста по ЗРК "Бук"
ilvovsky
Чтобы не было никаких сомнений в квалификации этого специалиста - сначала небольшая справка

Справка «ВПК»

Круш Михаил Кондратьевич родился 6 января 1953 года в селе Орел Мамлютского района Северо-Казахстанской области.

В 1974 году окончил Полтавское высшее зенитное артиллерийское командное училище, с 1974 по 1979-й проходил службу на должностях командира взвода и командира батареи в Группе советских войск в Германии. С 1979 по 1983 год – заместитель начальника штаба зенитного ракетного полка в Дальневосточном военном округе. В 1986 году окончил Военную академию войск противовоздушной обороны Сухопутных войск (Киев). С 1986 по 1991-й проходил службу на должностях заместителя командира и командира полка в Московском военном округе. С 1991 по 1995 год – заместитель начальника войск ПВО Московского военного округа. В 1997-м после окончания Военной академии Генерального штаба ВС РФ проходил службу на должности начальника штаба – первого заместителя начальника войск противовоздушной обороны Забайкальского военного округа. С 1999 по 2001 год – начальник войск ПВО Сибирского военного округа, с 2001 года – начальник войск ПВО Московского военного округа. Указом президента Российской Федерации от 24 ноября 2008 года назначен на должность начальника войсковой ПВО ВС РФ. Генерал-майор. Награжден орденами Красной Звезды и «За личное мужество».


А теперь отрывок из этого интервью (целиком оно очень большое)

– СОУ – уникальная машина, способная самостоятельно вести боевые действия, обнаруживать и обстреливать цели. Разве что ее поисковые возможности ограниченны. СОУ может работать только в определенном секторе. Что касается расчета этой установки, то он составляет три человека. Но если специалисты подготовлены на отлично, особенно это касается офицерского состава, то по опыту предыдущих боевых действий можно сказать, что СОУ способен управлять один хорошо подготовленный специалист. В том числе он может осуществить и боевой пуск. Словом, достаточно всего одного специалиста-ракетчика.

– Эксплуатация и боевое применение этой системы, по моему мнению, – удел исключительно регулярных вооруженных сил. Надо полагать, среди полупартизанских формирований подобрать специалистов, тем более нужной квалификации, весьма и весьма трудно?

– Однозначно. Система очень сложна как в эксплуатации, так и в сфере боевого применения. Просто взять человека с улицы и посадить его, к примеру, в СОУ, – это исключено. Нужны соответствующая подготовка, уровень образования и определенный опыт. Даже получив диплом младшего военного специалиста, человек не в состоянии сразу включиться в полном объеме в эксплуатацию и боевое применение системы. Нужны опыт, практика. И потом, успешная боевая стрельба – это все же удел расчета.

Работа на СОУ в одиночку – экстремальная ситуация. На это способен только офицер, прослуживший на ЗРК «Бук» не один год.

– В вооруженных силах Украины соответствующая школа подготовки специалистов есть?

– Я не сомневаюсь, что в той зенитной ракетной части, 156-м зенитном ракетном полку, который в настоящий момент развернут в окрестностях Донецка, есть расчеты, способные выполнить боевую задачу.


– А возможен ли случайный, непреднамеренный пуск?

– Да, возможен. Непреднамеренные пуски, к нашему сожалению, а в некоторой степени и к стыду военных, с определенной частотой или вероятностью происходят. Это, как правило, случается на боевом дежурстве или в районах проведения боевых стрельб. Расчеты допускают, что что-то не включено, не заряжено, не подготовлено или отвлекаются, забывают. Психологически это объяснимо. И в нашей практике бывают случаи, когда ракета с пусковой установки сходит при проведении проверочных, подготовительных или регламентных работ. Когда расчетом – по психологическим, еще раз подчеркну, причинам – исключается, что ракета находится на направляющих, заряжена, все электроразъемы состыкованы. Нажимается кнопка – и ракета непреднамеренно сходит с пусковой установки.

– А могла быть такая ситуация. Скажем, СОУ 156-го зенитного ракетного полка развернута на позиции. Личный состав занимается проведением регламентных работ или обслуживанием техники. Или отрабатывает какой-то элемент боевой подготовки. И на сопровождении был захвачен «Боинг-777» в чисто учебных целях. А затем произошли непреднамеренный пуск ракеты и поражение цели. Как такая версия?

– В принципе имеет право на существование. Но если и не отмести сразу эту версию, то серьезно усомниться в ней заставляет то, что работу ЗРК «Бук» в том районе и в тот период, похоже, никто не наблюдал. А это означает на 95 процентов, что применения системы «Бук» в данном конкретном случае не было.

– Почему вам кажется, что «Бук» не выполнял там боевую стрельбу? На основании каких признаков вы делаете подобный вывод?

– Это пока не более чем гипотеза. Но дело в том, что зенитная управляемая ракета ЗРК «Бук» после старта и в полете оставляет за собой весьма характерный дымовой след. Как комета. Этот след в ясную погоду отлично виден в радиусе 20–25 километров от СОУ. Не заметить его никак нельзя. А очевидцев практически нет. Никто не зафиксировал факта стрельбы. Это первое.

Второе: все отверстия от поражающих элементов на обшивке «Боинга» говорят о том, что подрыв боевой части был осуществлен снизу-сбоку. Но наша «буковская» ракета бьет сверху, делая горку перед целью. То есть только так, никак иначе.

На основании всего этого я не могу утверждать категорично, но предполагаю, исходя из своего служебного опыта, что «Боинг» с большой вероятностью не поражался ракетой «Бука».

– То есть, позволю себе повторить, если была бы пущена ракета ЗРК «Бук», сам факт старта оказался бы зафиксирован многочисленными свидетелями, очевидцами, которые могли находиться в радиусе до 20–25 километров, так как все происходило в яркий солнечный день?


– Однозначно. Сам пуск – в меньшей степени, а когда ракета начала подниматься на высоту 10 километров, ее нельзя было не видеть.

– То есть была бы масса звонков, сообщений?

– Я даже ждал этого. Но прошел первый день, второй, третий, а очевидцы так и не появились. Показывали местных жителей, которые видели самолеты, слышали гул двигателей, а вот такую ракету никто не заметил. Но ее сразу было бы видно. Еще раз говорю: по повреждениям самолета напрашивается вывод, что действовала какая-то другая боевая часть. У нас метод наведения – горка, когда ракета бьет сверху, покрывая цель плотным потоком осколков.

– А сами осколки как боевое снаряжение, они какой имеют вид? Кубики, шарики?

– Если взять нужное слово в кавычки – то «болванчики». Это не шарик, не кубик, а достаточно специфическая форма. И по ней с первого взгляда можно определить, что цель поражена боевой частью «буковской» ракеты. Специалисту достаточно посмотреть, чтобы это установить. Она не делает больших дыр, не рвет так обшивку, как это демонстрировали по ТВ.


– Какими же средствами, по вашему мнению, был поражен «Боинг»?

– Это уже не в моей компетенции.

– Как вы думаете, почему до сих пор нет данных о том, что «Боинг» поражен какой-то конкретной боевой частью. Ведь наверняка найдены какие-то поражающие элементы этой БЧ. И уже можно сделать предварительные выводы – «Бук» или не «Бук», другая ракета. Почему эта информация не нашла своего отражения? Как вы считаете?

– Мне представляется, что конкретный ответ на этот вопрос будет получен после работы на месте крушения лайнера специалистов по боевому снаряжению ЗУР.

– Что еще вам как специалисту по боевому применению «Бука» бросилось в глаза?

– В этом аспекте можно еще много говорить. Но мне представляется, хотя это опять-таки гипотеза, предположение, что вывод 156-го зенитного ракетного полка в окрестности Донецка – часть спецоперации, которую планировала украинская сторона. Если бы не было этой части, то рассматривался бы только один аспект поражения «Боинга» – воздействие авиации. А она в этом районе только украинская. Другой нет. Поэтому изначально выдвинули какую версию? Что самолет сбит «буковской» ракетой со стороны ополченцев. А им кто в таком случае может помочь? Только российская сторона. Значит, кто в этом деле виноват?.. Вот и все.

– То есть, употребляя язык спецслужб, можно сказать, что развертывание зенитных ракетных батарей «Бук» в районе Донецка – элемент прикрытия для увода по ложному следу?

– Да, это мое мнение в качестве версии.


Полностью это большое интервью можно прочитать здесь: http://vpk.name/news/114383_bez_sledov_i_svidetelei.html

Из всего сказанного видно, что это очень хороший специалист, взвешенно и ответственно высказывающий своё мнение. Он не делает громких заявлений, он не берётся оценивать другие виды вооружений, но уж о "Буке" и его применении он знает всё, что только возможно



  • 1
quod erat demonstrandum.
спасибо!

Я писал по теме, даже ролик вешал, как летает Бук

Похоже хунте хвост рубят по кусочкам, но очент тщательно.

  • 1